Featured Video Play Icon

«Дети — это товар, который ждет доставки»: Владимир Соловьев оконфузился в прямом эфире

Незнание английского языка не освобождает от ответственности.

Сотни известных изданий, таких как Washington Post, New York Times, The Guardian, Time, Spigel и другие, написали про Biotexcom множество неплохих рецензий. Они рассказали о том, что мы в это тяжёлое время сумели сохранить лицо, вступились за родителей, которые не могли в условиях карантина добраться к своим детям. С помощью нашего видео мы все-таки смогли проложить путь от родителей до их детей.

Многие нами восхитились. Я все думал, неужели в этой бочке мёда не найдётся ни одной ложки дёгтя. Неужели не появятся какой-нибудь соловьиный помёт в этой бочечке мёда? Сразу всплывает в голове отрывок из шоу «Вечерний Ургант»:
— Слушай, а пахнет достаточно приятно, что это?
— Это — соловьиный помет! Натуральный соловьиный помет.
— Во-первых, это хорошее название для шоу на канале «Россия».

И тут из-за одной маленькой ошибочки в одной из передач этого соловьиного помета, получился репортаж о том, что родители ожидают «доставки» своих детей. В студии исковеркали слова представителя нашей клиники и перевели: «Клиенты, чьи дети родились и те, кто ждет их «доставки» в скором времени…». И далее ведущий возмущенно добавил: «Можете посмотреть на ваш товар, пока ожидаете его доставки. Дети — это товар, который ждёт доставки. Это — товар!».

Уважаемому Владимиру Рудольфовичу (или не уважаемому, как считает большинство людей на этой планете) я хочу рассказать, что использованное в оригинале слово «delivery» — это не доставка. Это родоразрешение. И родители ожидают не доставку, они не в Макдональдсе, а рождения своего генетического ребёнка. Знаете, Владимир Рудольфович вообще очень часто допускает ошибки. Вспомним, например, в 2007 году он говорил: «Братские нам абсолютно по духу, по крови, по общей истории люди, война с которыми является самым страшным преступлением, которое можно только придумать». А потом в 2015 году он же говорит: «Не Луганск и Донецк будут нашими, а вся Украина! А вся — это больше, чем Луганск и Донецк».

Я помню, в начале марта он очень сильно ругал Владимира Александровича Зеленского за то, что тот ввёл карантин: «Зеленский хочет, чтобы население сидело дома, а депутаты работали».

Он смеялся, издевался, мол по сусекам надо в Украине скрести, чтобы найти хотя бы одного коронавирусного: «Чтобы найти коронавирус уже надо по сусекам на Украине грести». Говорил, что преждевременно ввели карантин, что мол надо было подождать, ведь ничего ж не случится, ничего страшного не будет. Он говорил, что украинцы — глупый народ и вообще глупая страна, раз пошла на такие меры: «При этом они просят столько тестов! Говорят — давайте купим миллион штук. Утверждая, правда, при этом, что все хорошо, больных человек 5-6, но тестов им нужно миллион. Видно, для них это красивая цифра и, наверное, остаток продавать будут. А о том, что есть будут, украинцы уже не подумали. Закон приняли — находиться не более, чем по двадцать человек в трамвае. Почему по двадцать, почему не по пятнадцать, почему не по десять? Как можно метро остановить? Как у тебя люди на завод поедут? Есть они что будут?».

А что нужно было делать? Нужно было подождать, чтобы случилась такая трагедия, как в России? И сделать так, чтобы ВВП в апреле месяце упал на 28%, как это случилось в РФ? Но россияне скажут, ну и что такого, что произошло такое падение. А я им напомню! После ВОВ Советский Союз потерял 30% ВВП. И это после такой тяжёлой и масштабной войны, когда бомбили заводы, взрывали дороги, когда по-настоящему шла война, тогда Советский Союз потерял 30% ВВП. Так вот именно такой щебет соловьиный, такой свист, трель соловьиная и такая пропаганда привели к потере даже не 0,10% или 1%, а к целым 28%. И это официальная статистика! Вы можете самостоятельно проверить это в интернете. В одной из своих передач Соловьев эмоционально высказался: «Не смейте вашу задрипанную, униженную, растоптанную, преданную, несчастную и несуществующую экономику сравнивать с мощнейшей экономикой России, которую всего лишь неправильно и нечестно считают».

В течение целого месяца многие в России смеялись над Украиной, а сами потом получили очереди из машин скорой помощи к забитым больницам. Это подтверждают сами медики: «Меня зовут Косякин Александр Александрович, я — фельдшер Новоусманской райбольницы, рядом со мной находится мой коллега, врач Шулепов Александр Борисович, у которого только что подтвердился положительный тест на Covid-19. Несмотря на это, главный врач заставляет нас работать и далее».

После всего этого Владимиру Владимировичу пришлось придумывать особую фразу, как же прейти в состояние спасения страны, и в итоге он использовал слово «каникулы». Объявил в стране каникулы. Не карантин, а каникулы! Из речи Путина: «Сейчас крайне важно предотвратить угрозу быстрого распространения болезни. Поэтому объявляю следующую неделю нерабочей с сохранением ЗП, то есть выходные дни продлятся с субботы 28 марта по воскресенье пятого апреля».

Вот этот соловьиный свист, вот эти шуточки-прибауточки привели к тому, что Евросоюз стал немножко антагонистически настроен к РФ. Этому способствовали такие высказывания того же Соловьева: «Люди простые хотят так жить, как в Израиле, когда все заперты в своих квартирках? Люди хотят разве сидеть как во Франции, где на улицы выводят боевую технику?».

И теперь все удивляются, а почему российский газ не хотят брать на территории Европы? А как это так, что российская нефть теперь не в почёте? И ничего, что на передачах они просто хотели сбросить атомную бомбу на территорию Польши, как говорил Багдасаров: «Германия и Франция должны чётко понимать, что дальше мы терпеть этого не будем, и это последняя их война». А теперь Польша в убыток себе прокладывает трубопровод с Балтики, норвежский газ собирается брать и строит по срочному порт. А где же дружба между странами? А представьте себе, что у вас есть сосед и каждый раз, как вы ему дверь открываете, он вам по морде селёдкой бьёт и так в течение пяти лет. А потом как-то раз выходит он во двор и говорит: «Пошёл вон!».